Category:

Кто в лес - кто по-дрова

Здравствуйте, уважаемые читатели! Я снова с вами и готов поделиться дополнительными сведеньями о терминологии, применяемой в патентной заявке, упомянутой в предыдущем посте. В России опубликован целый ряд патентных заявок, посвященных технологиям PON (пассивной оптической сети). В этих технологиях применяются некоторые общепринятые аббревиатуры. Ниже приведена таблица, позволяющая сравнить расшифровки этих аббревиатур на русском языке в разных заявках.

 

Как видите, различия весьма существенны. Понятно, что некоторые заявки были поданы давно, в 2007-9 годах, когда упомянутые технологии только начинали внедряться, и терминология окончательно не утвердилась. Тем не менее, даже в те годы можно было догадаться, что терминал это оконечное устройство, и называть таким образом ONT это вызов здравому смыслу. Конечно, нужно обратиться к истокам.

Первые шаги в технологии PON были предприняты в 1995 году, когда группа из 7 компаний (British Telecom, France Telecom, Deutsche Telecom, NTT, KPN, Telefonica и Telecom Italia) создала консорциум для реализации идеи множественного доступа по одному волокну. Эта организация, поддерживаемая ITU-T, получила название FSAN (англ. full service access network). Много новых членов, как операторов, так и производителей оборудования, вошло в неё в конце 1990-х годов. Целью FSAN была разработка общих рекомендаций и требований к оборудованию PON для того, чтобы производители оборудования и операторы могли сосуществовать вместе на конкурентном рынке систем доступа PON. На ноябрь 2011 года в FSAN состояло 26 операторов и 50 производителей. FSAN работает в тесном сотрудничестве с такими организациями по стандартизации, как ITU-T, ETSI и ATM Forum.

Это целый интернационал! Стоит ли удивляться нелепостям при выборе стандартной терминологии? Что касается российских публикаций на эту тему, профессионалы прекрасно понимают терминологию. Однако переводчики патентных заявок не читают никаких публикаций — у них нет на это времени. Они предпочитают тупую кальку, поскольку считают, что это снимает с них всякую ответственность. Патентные поверенные поддерживают такой подход, потому что это укрепляет их позицию в переговорах с заявителями. Дело в том, что некоторые заявители настолько хамоваты, что осмеливаются оспаривать переводы своих заявок, сделанные худо-бедно профессионалами. Скажу больше — некоторые из них заказывают несколько переводов и потом сравнивают их, не зная русского языка. Несчастным поверенным приходится отбиваться от их тупорылых претензий. В таком случае неоспоримым аргументом является пословный перевод. Вообще, спорить с заявителем патентный поверенный никогда не будет, чтобы не потерять клиента. 

Так в ФИПС поступают заявки, не имеющие никакого технического смысла. Они проходят всевозможные экспертизы, он они исключительно формальны. В итоге заявитель получает, возможно, стойкий патент, но при таком наплевательском подходе непонятно, что он защищает. Каков объект защиты? Если в патенте термины не имеют реального содержания, объект защиты сдувается. Зачем тогда тратить деньги?

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.